Историко-мемориальная работа

Все дороги ведут в Москву

Compressed file

29 октября 2016 года исполняется 75 лет убытия на фронт, для защиты Москвы 20 - й Таджикской, Краснознаменной, горно – кавалерийской,  ордена Ленина дивизии.  Одного из лучших воинских соединений,  сформированных в годы Великой Отечественной  войны в Таджикистане.

В отношении гитлеровской Германии к России всегда было, мягко говоря, слишком мало человеческого. Ни о каких «демократических» нормах, о которых так много говорят сегодня, в  планах и действиях фашистов и речи не было. Особенно, когда дело касалось Москвы. Озверелый враг стремился к полному уничтожению и города, и его жителей.                                               

Тяжелые поражения в первые месяцы войны  имели для Советского Союза катастрофические последствия: к декабрю 1941 года враг оккупировал свыше 1,5 млн. кв. км. советской территории, на которой до войны проживало 74,5 млн. человек. Вся страна стала стеной, защищая сердце своей Родины. Ощутимый вклад в дело разгрома немецко-фашистских войск под Москвой вложили и наши земляки, воевавшие в составе 20-й Таджикской горно-кавалерийской дивизии.

             На оборону                                                                                                                  

Сталинабад (Душанбе) 29 октября 1941г. Городской вокзал. Идет срочная погрузка в вагоны 20-й Таджикской горно-кавалерийской дивизии, а ведь не прошло и суток после получения приказа об отправке на фронт. Перед отправкой в течение августа по октябрь в полки ежедневно прибывало из запаса пополнение:  бывшие члены добровольческих отрядов по борьбе с басмачеством, добровольцы и призывники  большинство из которого  составляли таджики, узбеки и русские. Короткий митинг перед самой отправкой с обращением: «Дорогие москвичи! В эти грозные дни в решительной и беспощадной схватке с фашистскими бандитами таджикский народ с вами. Мы сделаем все, чтобы помочь вам превратить подступы к Москве в могилу для фашистских варваров». 

11 ноября 1941 г. Двадцатая Краснознаменная ордена Ленина горно-кавалерийская дивизия прибыла в Москву и сосредоточилась в лесах северо-восточнее города Солнечногорска. В состав 20 кавалерийской дивизии входили:

22 Бальджуанский кавалерийский полк,

103 Гиссарский кавалерийский полк,

124 Алайский  кавалерийский полк,

14 конно-артиллерийский дивизион.

Директивой Ставки ВГК от 12 ноября 1941 года с 12.00 12 ноября 20-я Таджикская горно - кавалерийская дивизия в районе Солнечногорска была передана из резерва Верховного Главнокомандования в состав войск Западного фронта.

14 ноября 1941 года 20-я Таджикская горно - кавалерийская дивизия была передана из резерва Западного фронта в состав 16-й армии. Приказ Верхового Главнокомандования в дивизии был получен во второй половине дня, в нем говорилось: немедленно поднять дивизию, двигаться в направлении Волоколамска и войти в подчинение командующего 16 армией генерала Рокосовского.

Первое боевое крещение наша дивизия получила 16 ноября и последующих тяжелых арьергардных боев, на клинско – солнечногорском направлении.  

20 кавалерийская дивизия заняла оборону в районе деревни Кутьино, а с левого фланга 20 КД действовала дивизия генерала Панфилова. Знаменитый разъезд Дубосеково находился на стыке 20 КД и 316 стрелковой дивизии генерала Панфилова, именно тогда прогремели подвиг 28 бойцов этой дивизии, сформированной из жителей Казахстанского и Киргизии. Но героев, действительно отстоявших Москву в эти дни генерального наступления группы Армии «Центр», было гораздо больше. Против 20 Таджикской кавалерийской дивизии противник сосредоточил более двухсот танков, мотопехоту, готовясь сокрушить ее оборону. Бой начался на рассвете, ровно в 8:00 после мощной артиллерийской и авиационной подготовки противник силами одной танковой и одной пехотной дивизии  нанес удар. Двадцатая кавалерийская дивизия проявила необычайную стойкость и в течение нескольких часов отражала яростные атаки врага.

Из книги маршала СССР Бориса Шапошникова: «Битва за Москву, издание которой стало возможным лишь через 60 лет  после окончания Великой Отечественной войны, когда с нее был снят гриф «Для служебного пользования». Если внимательно ознакомиться с этими бесценными исследованиями Московской битвы, созданными по ее горячим следам, то  следует признать, что это действительно объективный, независимый и свободный от идеологической цензуры и ложного пафоса труд:                                                                                                        

ОПЕРАТИВНЫЕ СВОДКИ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ.                       

20 ноября 1941 г. 8 гв. сд и 20 гкд вели упорные бои с противником на рубеже Медведково, Аксенове Противник к 14.00  19.11 овладел Медведково, его передовые танковые группы достигли Акулово, Успенья 18.11 в бою убит командир 8 гв. сд генерал-майор Панфилов.

22 ноября 1941 года. «20-я горно-кавалерийская дивизия отразила атаку пехотного батальона, усиленного 40 танками  в районе Нагово, и, выбив контратакой, удерживала рубеж Нагово-Савино. Однако выход противника в район Троицкого  вынуждал дивизию отходу в восточном направлении».

23 ноября 1941 года. 20 Горно-кавалерийская дивизия отражала атаки противника и удерживала рубеж Нагово – Кодниково - Поспелиха. После тяжелых боев с частями 2-й танковой и 35-й пехотной дивизий противника на рубеже реки Большая сестра, части дивизии отошли вдоль большака Теряева Слобода - Нудоль и снова преградили путь противнику.

24 ноября 1941 года. 20 Горно-кавалерийская дивизия в составе двух полков под давлением противника, использующего танки и мотопехоту, отошла на рубеж Стегачево-Миронцево-Пятница.

25 ноября 1941 года. Район Солнечногорска. 20-я кавалерийская дивизия под командованием полковника А. Ставенкова, прикрыла марш-маневр второго гвардейского корпуса из Волокаламска в район Солнечногорска. Противник создал угрозу окружения второго гвардейского корпуса. Основная тяжесть прорыва выпала на долю 20-й кавалерийской дивизии. В бою под Солнечногорском был тяжело ранен командир дивизии А. Ставенков, командование принял подполковник М. П. Тавлиев.                                     

К вечеру того же дня дивизия получила новый рубеж обороны между станциями Поварово и Крюково, до Москвы оставалось всего 18 километров, но путь немцам на этом рубеже Ленинградского шоссе закрыла 20-я кавалерийская дивизия.

1 декабря 1941 года 20 кавалерийская дивизия вошла в состав 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора Л.М. Доватора. 2 декабря 1941 года 20 кавалерийская дивизия выведена в армейский резерв. 3 декабря  1941  дивизия получила небольшую передышку. Прибыли маршевые пополнения. Части дивизии получали новое вооружение, зенитные и противотанковые средства, зимнее обмундирование.        

                                                                                                                                     

Прост и безыскусен язык военных сводок. А за ним - настоящий подвиг мужества и самоотречения солдат и офицеров 20 кавалерийской дивизии, которые стояли насмерть под Москвой, сражаясь против немецких танков, имея на вооружении лишь стрелковое оружие и гранаты,  противотанковые ружья, станковые пулеметы системы «Максим».  

               В наступление.                                                                                                                      

В одном из откликов на публикацию о таджикских кавалеристах, прозвучала реплика, мол, что могли сделать люди на лошадях против танков и самолетов? В том то и дело, что прихоть Великой Отечественной войны заключалась в удивительном сплаве новейшей техники с традиционным вооружением, с насчитывающим не одно тысячелетие клинком. В век моторов изменилась и концепция применения кавалерии. Новым полевым уставом Красной Армии предусматривалось применение кавалерийских подразделений, совместно с танковыми частями, мотопехотой и авиацией. При этом кавалеристы должны были входить в прорыв и действовать на коммуникациях противника. Сама верховая езда, вынуждает кавалериста всегда находиться в отличной спортивной форме. Жизнь с конем дисциплинирует. Постоянные занятия на коне вырабатывают во всаднике решимость и смелость. Потому, конные подразделения на порядок превосходили стрелковые, по части боевой стойкости и дисциплины.

К началу декабря выдохся последний штурм Москвы, немецкое командование исчерпало все свои резервы и стало переходить к обороне.

Советское командование правильно определило этот момент и нанесло контрудар. 5—6 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск в битве под Москвой.

Из книги известного немецкого военного историка Пауля Кареля «Гитлер идет на Восток» (1941-1943 г.г.):

«Русские в этой лесистой местности действовали храбро, с большим искусством и хитростью. Что не удивительно:  части входили в состав элитной советской 20-й кавалерийской дивизии – штурмового соединения знаменитого казачьего корпуса генерал-майора Доватора, 2 декабря  1941 г., получившего от Сталина статус гвардейского и теперь с гордостью носившего  имя 2-го гвардейского кавалерийского корпуса.

Осуществив прорыв, казачьи полки сосредоточились в разных ключевых пунктах, сформировались в боевые группы и принялись нападать на штабы и склады в немецком тылу. Они блокировали дороги, уничтожали линии коммуникаций, взрывали мосты и виадуки и то и дело нападали на клонны тылового обеспечения, безжалостно их уничтожая.

Так, 13 декабря эскадроны 22-го казачьего полка (немцы все кавалерийские полки считали казачьими – прим. авт.) разгромили артиллерийскую группу 78-й пехотной дивизии в 20 километрах за линией фронта. Они угрожали Локотне – важной базе снабжения и  транспортному узлу. Другие эскадроны осуществляли бросок на  север между 78 и 87- дивизиями.

В результате весь фронт 9-го корпуса буквально завис в воздухе. Передовые позиции  дивизий оставались нетронутыми, но линии коммуникаций, пути сообщения с тылом – перерезаны. Перестали поступать боеприпасы и продовольствие. Некуда стало девать несколько тысяч раненых, скопившихся на  передовой.

14 декабря 1941 г. в 16.35 один  казачий эскадрон 103 кавалерийского полка атаковал 10-ю батарею 78-й пехотной дивизии в 25 километрах за линией фронта в тот момент, когда немецкие артиллеристы передислоцировались глубже в тыл. Казаки неслись на колонну батареи с шашками наголо. Они рубили застигнутых врасплох артиллеристов, убивая и людей, и животных».

 Интересно и то, что немцы присвоили статус казачьей 20 кавалерийской дивизии, даже не подозревая, что это национальная таджикская дивизия.

Из воспоминаний помощника начальника штаба 2 гвардейского Кавалерийского корпуса Федорова П. И.:

«Сзади, поддерживая активные действия генерала Атланова, шла на сытых, тренированных конях 20 – я кавалерийская  дивизия Тавлиева. Это было главное, усиленное танками, ядро гвардейского корпуса. Полки Тавлиева разворачивались стремительно и дерзкими атаками теснили части генерала Рихарта на северо-восток, прижимая сначала к болотистым лесам Московского государственного заповедника, а потом и Тростянским болотам.

19 декабря 1941 г. 20 Кавалерийская дивизия перешла линию фронта по глухому лесному участку юго-западнее г. Звенигорода и вошла в прорыв, уничтожая по пути своего продвижения арьергарды дивизии СС «Викинг» и отрезал пути отхода немецких войск и Волоколамску и Рузе».

В этих боях 19 декабря героически погибли командир 2-го гвардейского генерал Л. М. Доватор и командир 20 таджикской кавалерийской дивизии М. П. Тавлиев.

Похоронили отважных кавалеристов на Новодевичьем кладбище г. Москва.

Из мемуаров Маршала Советского Союза Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления»: «Большой утратой для нас явилась гибель 19 декабря в районе деревни Палашкино (в 12-ти километрах севернее Рузы) командира 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора Л. М. Доватора и командира 20-й Таджикской кавалерийской дивизии полковника М. П. Тавлиева».

                                               Память.                                                                                                                 

Сотни таджикских кавалеристов погибли в заснеженных лесах под Москвой, защищая неизвестные поселки, безымянные высоты, каждый километр на ближних подступах к Москве канув в вечность, но своим самопожертвованием они спасли, Москву.

 Оставив нам потомкам вечную память о славных победах таджикских конников. Ведь именно в снегах Подмосковья родилась тогда военная слава 20-й Таджикской горно-кавалерийской дивизии, и входящих в ее состав 22-го Бальджуанского гвардейского ордена Александра Невского полка,  103-го Гиссарского Краснознаменного, ордена Красной Звезды кавалерийского полка,  124-го Алайского гвардейского кавалерийского и 14-ого гвардейского конно-артиллерийского дивизиона. В битве под Москвой 20-я Таджикская Краснознаменная ордена Ленина горно-кавалерийская дивизия наголову разбила 78 немецкую пехотную дивизию, нанесла ощутимые потери подразделениям дивизий СС «Мертвая голова» и «Великая Германия». Воинами-таджикистанцами в тех боях было захвачено и уничтожено более  сорока танков, шестисот автомашин, более ста орудий и минометов; уничтожено шесть тысяч солдат и офицеров вермахта. И об этом всем нам, живущим сегодня, не следует забывать! И помнить всех тех, кто действительно спас Москву!

Гафур ШЕРМАТОВ.

Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file Compressed file